Рекламка:

Этажи

Текст:



Я сижу на подоконнике, свесив ноги наружу, играю на гитаре и пою. Мне семнадцать лет, позади «абитура», впереди неясное предчувствие счастья. Этаж седьмой, день недели седьмой, седьмое число… Месяц восьмой и это нарушает гармонию семи. Зато есть семь нот, гитара и молодая не прокуренная глотка. Гармонию семи нот нарушает голос ниоткуда:
 — А Розенбаума можешь?

Не дождавшись ответа, седьмой день недели плавно перетекает в первый, седьмое число становится восьмым, в мире воцаряется хаос. Я, свесив ноги внутрь комнаты, закуриваю первую сигарету за ночь. Вместе с дымом вылетает в окно бодрость. Хочется спать. Выхожу из комнаты в длиннющий коридор и иду. Тишина. Спят. Всем телом ощущаю тяжесть девятиэтажного человекомуравейника. Общага. Люблю в это время суток походить по пустым этажам. Поднимаюсь, спускаюсь, опять поднимаюсь, иду по коридору, останавливаюсь, опять иду.

Вдруг слышу. Хотя слышу ещё раньше, но понимаю это внезапно — звук. Открывается дверь и выходит она. В ярко-оранжевом платье на фоне серо-зелёного коридора. Ставит каблук на мраморную плитку пола, ставит другой — идёт. Я стою. Она подходит ближе, я вижу её губы, нижняя губа знакома, давно знакома, я каждый день наблюдаю её в зеркале. Она проходит мимо, я, закрыв глаза, стою некоторое время. Некоторое время стою, открыв глаза. Ослеп? Ничего не вижу. Слышу лишь шум. Шум? Проявляется свет, я ничего не узнаю. Тот же серо-зелёный коридор, но оживлённое движение. Пытаюсь понять — не понимаю. Спрашиваю:
 — Который час?
 — Без пяти.
 — День?
 — …?
 — А…откуда столько людей?
 — Воскресенье же.
 — Как? Оно же … вчера?
 — Ха-ха!
 — Не понял.
 — Рано встал, иди, проспись. — Этаж, какой?
 — Да пошёл ты!

Иду. Схожу с ума по лестнице. Этаж, ещё этаж. Всё не то. Где же мой? На дверях номера не те. Может вверх? Этаж, ещё этаж, ещё и ещё. Внутри, медленно набухая, паника. Бегу вниз. Этаж, этаж, не то, не то. Бегу вверх. Этаж — не то, этаж — не то. Считаю: восьмой, девятый…десятый? Не может быть. Быстро схожу по лестнице и медленно с ума. Коридор длиннющий, серо-зелёный. Хочу пить.

В умывальнике, напившись из-под крана, смотрю в окно. Мне всё уже всё равно. В окне не тот город.
 — Какой это город?
 — …?
 — Пожалуйста!!
Говорят.
 — Число?
 — Седьмое.
 — Месяц?!
 — Октябрь.
 — Год?!!
 — Девяностый.
Гаснет свет. Ослеп. Тошнит. Падаю. Упал.

Постепенно шум в ушах сменяется звуками и запахами. В голове ветерок — полегчало. Открываю глаза. Спиной ко мне, лицом к зеркалу кто-то. Открываю рот — оборачивается. Длинные волосы, знакомая нижняя губа, короткий махровый ярко-оранжевый халат, улыбается, идёт ко мне, прижимается:
 — Тебе, наверное, уже пора?
 — Куда? — спрашиваю.
 — Домой, — говорит.
 — А у тебя…
 — А у меня нельзя.
Я встаю, ищу одежду.
 — Да вот же, на стуле, — смеётся.
Смотрю на стул, то же смеюсь:
 — Шутишь? Эта что ли?
 — Да ты что? Эта, конечно! — смеётся ещё больше.
Моргаю, чувствую — внутри набухает опять. Мне всё уже всё равно. На стуле форма лейтенанта ВВС.
 — Это не моё, нет!
 — Давай быстрей, уже без пяти, — перестала смеяться.
 — Что без пяти?
 — Одиннадцать.
 — День недели, какой?!
 — Здравствуйте, воскресенье же.
 — Месяц?!
 — …?
 — Ну? — наступаю. Она испуганно, голос дрожит:
 — Июнь.
 — Число? — ору.
 — Седьмое.
 — Год?!!!
 — Девяносто второй.
 — Город?!!!!!!
Говорит. Кричу, надеваю форму, не могу найти пуговиц. Снимаю форму, залезаю в постель к ней:
 — Спрячь!
 — Да ты что? Дурак! — выпрыгивает из постели в халат и за дверь, — Помогите!!!

Я проваливаюсь вместе с кроватью вниз. Этаж, ещё этаж, всё быстрей и быстрей. Тошнит. На мгновенье появляется стюардесса с бумажным пакетом:
-Вам плохо? — исчезает, и падение замедляется. Откуда-то сверху свет, на стене девять круглых светящихся кнопок. Кровать исчезла…
Сижу на полу. Голый. На шее верёвочка, на верёвочке ключ. Ключ! Лифт останавливается, открывает двери, обнажив на зелёной стене красную цифру «7». Выхожу из лифта, привычно поворачиваю направо, открываю ключом знакомую дверь. Вхожу в комнату. Хочу спать. Я не спал…сколько лет? На кровати спят мужчина и женщина. Мне всё уже всё равно. Осторожно, чтобы не разбудить, надеваю его одежду: его носки, его брюки, его рубашку, его ботинки, его пиджак. Вором себя не чувствую. На часах в кармане пиджака … нажимаю кнопки…седьмое августа 1994 года, 23:55.

Выхожу на улицу, закуриваю его сигарету, сквозь дымок — геометрически правильные прямоугольники человекомуравеников. В каждом из них тепло, чайник и телевизор. Я иду, я не знаю где, на каком этаже, в каком году мне искать её — мою комнату.
 

Комментарии:

Гость 9.01.2010 20:14
это де жа вю? или простовато?Вообще-то жутковато…
Valery 9.01.2010 20:49
Угу, можно было продолжать этажи бесконечно.
Ответить!
Valery 24.01.2006 00:00
Только узнал что сие произведение в Артефактовском конкурсе участие принимало и попало в сборник :))) Бывает же.
Ответить!

Добавление комментария:

Ваши данные (необязательно)
Сообщение (обязательно)
Антиспам (обязательно) оставить сообщение
не оставлять

Статистика: